Современное Музыкальное Обозрение, Тема дня, АТТРАКЦИОН ДЛИННОЮ В ЖИЗНЬ, статья, пресса, интервью, диалог, история (3)

1

Если говорить о группе «Аттракцион Воронова» объективно и без прикрас, то получается следующее: свой единственный при- личный сборник живых выступлений они выпусти 12 лет назад. А с пяти пластинок, вышедших после этого, едва наберётся пять сносных хитов. На центральных гламурных видеоканалах их нет: в них не вкладывали бешеных денег. Но при всём при этом «Аттракцион Воронова» и по сей день с лёгкостью собирает полные клубы в Москве, на Кубани, в Сибири, да и много ещё где по стране. Они всегда желанные гости на многих, ставших уже легендарными, байк-фестах, хотя с момента рождения команды прошло уже около тридцати лет. Откуда такое творческое долго- летие и активность? На эти вопросы нам ответит Сергей Ананин.

Ваша команда родом из Бурятии. Вы давно уже живёте и работаете в Москве. Многие считают ваш проект самым успешным и узнаваемым за пределами республики.

Так ли это на ваш взгляд?

Сергей: Во-первых, мы команда, а не проект. Современная музыка очень зависит от технического прогресса и поэтому развивается через серию революционных скачков. Соответственно, у каждой такой «революции» есть свои символы — это те музыканты, кто первыми осознали открывшиеся возможности. Их довольно легко опознать: у всех у них (быть может, за исключением Led Zeppelin, помимо самых горячих поклонников, обязательно есть также и наиболее радикальные ненавистники. Тех же Битлов британские рокеры, на чём свет стоит ругают за то, что они «опопсили» рок, а Sex Pistols вообще полагают дутой величиной, своего рода бойз-бэндом для гопников, а американцы заодно полагают, что те украли славу королей панка у Ramones и так далее. Вот и у нашей команды тоже есть свои почитатели и ненавистники.
Если послушать мнения, современные нашим пластинкам, могло бы сложиться впечатление, что речь идёт о каком-то, априори виноватом перед миром рок-музыки явлении, которому нужно постоянно доказывать свою состоятельность. Вот мы и доказываем (смеётся). Выглядит это так, будто мы в сознании рецензентов продолжаем представать собой некую экспериментальную лабораторию по созданию идеальной команды: «Аттракцион Воронова» всё время — это «без пяти минут совершенство», которому требуется ешё чуть- чуть поработать над собой, чтобы «реализоватъ потенциал — состояние, вообще характерное для любого инновационного продукта.

Теперь рок часто проигрывает «более модным» направлениям музыки. На плаву только мэтры. С чем это связано?

С: Появился новый класс массовой и доступной аппаратуры — началась цепная реакция формирования новых течений и появления ещё вчера никому неизвестных «героев» и новой терминологии. Брутальный «рокешник» с длинным хайером теперь частенько проигрывает по качеству звучания студийно-фанерным «очкарикам» в галстуках, больше похожим на инженеров и электриков,  для которых наконец-то нашёлся способ самовыражения — через студию звукозаписи и сэмплы. Теряются традиции: каждый строчит как хочет. Один, в домашних условиях, чаше под «кайфом», а потом льёт в интернет, как в какую-то помойку.
2
Каким же вы видите свой путь
в этой ситуации?

С:  Мы не рассматриваем музыку как бизнес. Не загоняем себя в те рамки, где современный художник непременно должен создавать нечто коммерческое и работать как промтоварный ларёк. Мы стараемся быть успешными в творчестве, уделяем особое внимание звуку непосредственно при живом общении с нашими слушателями, а не в студии. Специально ездили в Канаду, чтобы сыграть на аппаратуре группы Pink Floyd. Играли на одной сцене с Reinbow и Iron Maidan, играли джем с Uriah Неер. Такие шаги гарантированно прибавляют нам уверенности в себе и в своих силах.

То есть, это приводит в результате
к коммерческому успеху?

С: Вся история команды совсем не выглядит как модель успешного буржуазного предприятия. Рискованные темы песен и совсем3 не гламурная внешность. Лихая, развязная, импровизационная, полностью исключающая повторения и заучивание манера игры нашего лидер-гитариста Толи Воронова делают практически невозможной качественную запись в студии и дальнейшую трансляцию и раскрутку. Мы — очень нестудийная и немедийная группа, хоть и на медиаресурсах не забыты и в студии пишемся. Слушать нас нужно толь- ко вживую — тогда музыка нашего Анатолия имеет наибольший терапевтический эффект. который реально лечит душ}’. Анархо-аморальная идеология панк-рока Толяшу тоже не тронула, ибо была ему не вполне близка и понятна. Амбиций быть лидерами какой-то андеграундной сцены у нас тоже никогда не было. Те люди, которые пытаются составить своё мнение, послушав пару песен в аудиозаписях, которые являются всего лишь консервами, имеют весьма отдалённое представление от настоящей картинки происходящего. II когда нас яростно критиковали те, кто недооценил мошную энергетику и инерцию уже отлаженного механизма, в который теперь превратилась группа, мы всегда знали, что это лишь признание того, что речь идёт о команде, которая практически узурпировала право хорошо петь простые, обычные и доступные всем песни и играть хорошую музыку. Ни больше, ни меньше.

Михаил Крылов

Источник:
MuzOn — Современное Музыкальное Обозрение
Групаа Вконтакте

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Комментарии: